Последнее слово Абдулмумина Гаджиева

7 сентября, в Южном окружном военном суде Ростова-на-Дону, со своим последним словом выступили Кемал Тамбиев, Абдулмумин Гаджиев и Абубакар Ризванов.

7 сентября, в Южном окружном военном суде Ростова-на-Дону, со своим последним словом выступили Кемал Тамбиев, Абдулмумин Гаджиев и Абубакар Ризванов. После их выступлений, суд удалился в совещательную комнату. Ожидалось, что приговор будет вынесен уже сегодня, 8 сентября, но, внезапно, было озвучено, что судебный акт будет озвучен 11 сентября, в понедельник…

Напомним, что  Абдулмумина Гаджиева ,  Кемала Тамбиева  и  Абубакара Ризванова  обвиняют по трём статьям УК РФ: участие в деятельности террористической организации (ч. 4 ст. 205.1 УК РФ), финансирование терроризма (ч. 2 ст. 205.5 УК РФ) и участие в деятельности экстремистской организации (ч. 2 ст. 282.2 УК РФ). Наказание по статьям предусматривает от 10 лет лишения свободы до пожизненного заключения.

Обвинение запросило для каждого из них по 19 лет лишения свободы.

Редакция «Черновика» считает данные обвинения незаконными и необоснованными , являющиеся результатом фантазии следственных органов.

Последнее слово Абдулмумина Гаджиева

Мы сдержали своё слово!  Мы, наконец, подошли к финишу. Четыре года следствия и судебных разбирательств позади.

Здесь, в зале суда, мы ответили на многие вопросы. Но всё-таки один важный вопрос остался без ответа. Мы до сих точно не знаем, кто стоит за этим спектаклем.

Говорят, это была попытка закрыть газету "Черновик" и заткнуть независимые СМИ в республике. Кто-то видит в этом чей-то знак сверху для определенной части кавказской молодёжи. А возможно, это был просто какой-то кабинетный клерк, бездарь-оперативник, решивший отличиться, симулируя бурную деятельность по борьбе с терроризмом.

Сегодня, стоя здесь, я могу с уверенностью сказать: кто бы это ни был, он не достиг своей цели.

Да, газета "Черновик" закрыта. Но, говорят, бумажные издания нынче не в тренде. За эти годы телеграм-канал "Черновика" превратился в рупор народа, который решает через него свои проблемы. А число его подписчиков в пять раз превышает тираж печатной версии газеты.

Да, мы четыре года провели в тюрьме. Но это были самые продуктивные годы нашей жизни, за которые мы с помощью Всевышнего и благодаря общественной поддержке сумели открыть глаза общества на многие проблемы, освещая судебный процесс и выпустив из застенков сотни публикаций. Именно здесь мне по-настоящему удалось заняться журналистской деятельностью.

Три года назад, когда нам в камеру махачкалинского СИЗО принесли 40 томов уголовного дела, я писал (цитата):

"Несмотря на необычность нашего процесса в виду общественного резонанса и очевидной для всех невиновности обвиняемых, следователи и оперативники ничего не поменяли в своём подходе.

40 томов макулатуры. Невыдержанные логически, полные противоречий и ошибок - эти тексты, очевидно, сочинены людьми, не привыкшими к тому, чтобы их проверяли и их работе давали какую-то оценку. Мы намерены изменить эту уголовную традицию.

Мы предадим полной гласности работу следствия и проведём своё расследование расследования, которое провел следователь Надир Телевов . Какой бы приговор не вынес Ростовский военный суд, мы не оставим ни одного человека в сомнениях относительно нашей невиновности" (конец цитаты трёхлетней давности).

Мы сдержали своё слово. Общественность сегодня не просто не сомневается в нашей невиновности. Наш процесс стал нарицательным и ассоциируется в обществе, как пример вопиющего беззакония и фальсификации уголовных дел.

Это дело было фейком от начала до конца.

Фейком был повод для моего задержания, когда меня задержали рано утром на основе допроса Кемала, который состоялся поздно вечером, через 15 часов.

Фейком были характеристики на нас участковых разных городов России, содержавшие одинаковые орфографические ошибки.

Фейком было обвинение нас в участии в террористических организациях, названия которых мы в итоге не услышали в суде ни от одного свидетеля и ни по одному доказательству. Следователь выбрал эти организации, только потому что они были первыми в списке на сайте ФСБ.

Фейком оказалось обвинение в том, что целью моей работы в газете "Черновик" был пиар фонда "Ансар". За десять лет этой работы этот фонд был упомянут только в одной публикации в связи с соответствующим информационным поводом.

Фейком оказалось обвинение Кемала Тамбиева в учредительстве фонда "Амана", настоящие учредители которого, как мы выяснили у них в суде, никогда о нём не слышали.

Фейком оказался мой якобы перевод 16 тысяч рублей в ИГИЛ, который, как выяснилось, был обычной покупкой билетов на самолёт.

Фейком оказался подброшенный мне, Абубакару Ризванову и нашим родственникам домик в деревне, который мы якобы приобрели на деньги, заработанные преступным путём.

Фейком были почти все свидетели обвинения, которые один за другим переходили на нашу сторону, в связи с чем мне даже не пришлось приглашать свидетелей в свою защиту.

Фейком оказалось обвинение меня в призывах к террористическим организациям на страницах газеты "Черновик". Три экспертизы не обнаружили в них даже намека на терроризм.

Даже сами многие судебные заседания были фейками.

Помню, как однажды прокурор приехал в Ростов из Махачкалы, чтобы допросить не имеющего к нам никакого отношения свидетеля о не имеющей к нам никакого отношения группе людей, которые строили не имеющее к нам никакого отношения здание на не имеющей к нам никакого отношения территории. Все, что хотел доказать прокурор на этом заседании - что эти люди были бородатыми. Однако свидетель заявил, что они не были бородатыми.

Помню, как сидел на суде, смотрел на это все со стороны и думал: что здесь вообще происходит? Целый прокурор едет из Дагестана 900 километров доказать, что никому неизвестные люди были бородатыми, а они еще и оказываются безбородыми!

Кемал Тамбиев, Абдулмумин Гаджиев и Абубакар Ризванов. Последнее слово произнесено...

Мы слушали свидетелей, которые, как они сами признавались, были "с водой в голове". Мы слушали следователя, который объяснял неправильное указание времени в десятках протоколов тем, что у него целый год неправильно работали часы.

Мы вышли на новый уровень по подбрасыванию вещественных доказательств. Раньше, фабрикуя уголовные дела, подбрасывали оружие или наркотики. Нам подбросили дом!

Самое интересное, что здесь, в зале суда, мы установили хозяина этого дома. Однако обвинительная машина настолько неповоротливая, что прокурор всё равно потребовал конфисковать этот дом в пользу государства.

За больше чем два года судебного следствия я не увидел от прокурора ни одной импровизации, ни одного отхода от шаблона, ни одной собственной мысли. Даже получив две недели для подготовки к реплике, он не догадался не требовать конфисковать чужой дом, подброшенный нам следователем.

И это не логика вот этого конкретного прокурора и не логика только прокуратуры, как надзорного органа. Это философия всей правоохранительной системы страны, которую прекрасно описал Лев Толстой в «Воскресенье», и которая за 150 лет нисколько не изменилась.

В заключении я хотел бы поблагодарить всех, кто нас поддерживал всё это время. Во многом благодаря вам мы не только не считаем эти годы потерянными, но и, как я говорил ранее, считаем их самыми продуктивными в нашей жизни. По крайней мере, двое из нас троих так считают, не буду сейчас показывать на третьего пальцем...

Как говорил один из великих правоведов прошлого, шейху-ль-ислам Ибн Таймийя , который тоже несправедливо подвергался гонениям со стороны властей:

«Что мои враги могут сделать со мной? Мой сад, Рай в моём сердце! Если они заточат меня в тюрьму, это будет уединение со Всевышним, если убьют - смертью на Его пути, а если вышлют – путешествием».

В любом случае, как бы не было в тюрьме... не плохо, я надеюсь, что в ближайшее время мы, все трое, окажемся на свободе.

Спасибо.

07.09.2023 г.                                                             Гаджиев А. Х.

Абдулмумин Гаджиев Абубакар Ризванов Кемал Тамбиев Редакция «ЧК»

Последние новости

Симптомы заболеваний эндокринной системы у детей

Именно эндокринная система обеспечивает рост тела и обмен веществ в организме у детей, вырабатывает гормоны.

Самир Абдулхаликов выступил на IX Пленуме ЦК и ЦКРК КПРФ

25 мая в Подмосковье прошел IX (майский) Пленум ЦК и ЦКРК КПРФ. На пленуме выступил член ЦК КПРФ, первый секретарь комитета Дагестанского республиканского отделения КПРФ,

Республика Дагестан приняла участие в главном медийном  проекте судебной системы страны

В Москве 24 мая в Президентском зале Международного мультимедийного пресс-центра медиагруппы «Россия сегодня» в прямом эфире состоялась онлайн-конференция «Судебный марафон-2024».

Card image

Как найти и использовать действующие промокоды для скидок

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *